Домой Обзоры С индукционной петлёй на шее

С индукционной петлёй на шее

Польза индукционных петель для тех, у кого проблемы со слухом, давно доказана. InAVate выясняет, почему так по-разному эта технология внедряется в жизнь в разных странах и в разных типах помещений.

2157
Client - Contacta, comm by Rosie Day

Потеря слуха затрагивает миллионы людей во всем мире. По данным ВОЗ, в 2015 году у 360 миллионов человек (5% мирового населения, 328 миллионов взрослых и 32 миллиона детей) наблюдалась частичная или полная потеря слуха в обоих ушах, и эти числа растут. К счастью, могут помочь технологии: слуховые аппараты достаточно широко доступны, а внедрение индукционных петель в технологическую среду общественных пространств (включая транспорт) дополняет «личное звукоусиление», улучшает качество звука и делает доступным «живое» восприятие и взаимодействие.
Индукционная петля — это простой передатчик с антенной из провода в виде кольца (катушки индуктивности), который передает звуковые сигналы на совместимые (имеющие два режима: «М», микрофон и «Т», катушка индуктивности) слуховые аппараты пользователей. В Великобритании и Европе такие системы внедряются в общественные пространство довольно широко, не отстает Америка и другие регионы. Выгода не только в качестве жизни для слабослышащих налогоплательщиков (слуховой аппарат можно индивидуально настроить под уникальные особенности пользователя): при использовании индукционных петель уровень «полезного звука» существенно выше фоновых шумов, что делает систему полезной в плане безопасности.
Главный регулятор рынка слуховых петель — законодательство. Сейчас описанная выше технология широко распространена в странах, где обязательное «встраивание» индукционных петель (и соответствующей обвязки) в информационные системы общественных зданий и транспорта диктуется законом или СНИПами. Народу нравится…
Индукционные петли уже 25 лет являются стандартом для Европы, Скандинавии и Австралазии, так как это наиболее удобное решение для пользователей слуховых аппаратов. Они не должны идентифицировать себя при запросе связи с «общественным» оборудованием, а звук можно настроить как тебе удобно.
Единственным крупным рынком с сильным законодательством на эту тему, где индукционные петли не применяются, остается Америка. Здесь поставщики услуг и оборудования предпочли FM и инфракрасные решения.
Многие европейские производители слуховых аппаратов до недавнего времени не ставили в свои стандартные изделия катушки индуктивности. Это усугубляло проблему, так как немало слабослышащих не могли воспользоваться общественными системами помощи, даже если таковые были установлены. Они (слабослышащие) год за годом пытались добиться перемен, организовывали различные публичные акции, в т.ч. пропагандистские. В результате и проблема, и технологическое решение стали более известны, и примерно 85% всех слуховых аппаратов сейчас всё-таки оснащены катушками индуктивности.
Тем не менее, эксплуатация слуховых контуров тоже не обходится без проблем. Основная заключается в том, что законодательство требует их наличия, а не качества или эффективности. Это приводит к тому, что некоторые владельцы зданий, пользуясь пробелом в законодательстве, выбирают самый дешевый и простой вариант системы, даже если это не принесет никакой пользы людям с потерей слуха. И находятся инсталляторы, готовые «сварганить» такой продукт или услугу, поскольку никакого серьезного наказания «за халтуру» не предусмотрено.
Есть и другие проблемы. «К сожалению, общественные системы для слабослышащих всё ещё делают плохо, а люди, отвечающие за их установку, недостаточно квалифицированы, — объясняет технолог Гэри Леверингтон (Gary Leverington) из благотворительной организации Action on Hearing Loss. — Сервис и техподдержка не менее важны, чем поставка.
«Часть оборудования, используемого, скажем, на железнодорожных станциях, не подходит для этих целей, поскольку не соответствует техническим требованиям к индукционным петлям, — говорит директор компании Contacta Эндрю Томас (Andrew Thomas), по совместительству председатель международной Ассоциации производителей оборудования для слабослышащих (IHLMA, International Hearing Loop Manufacturers Association). — Пользователей ощущают недостаток громкости, жалуются на неудобное размещение и неясное визуальное информирование. А инсталлятор в любом случае должен не только уметь установить, но и настроить оборудование, и замерить уровень сигнала в зоне действия. Надо также учитывать любые факторы, влияющие на качество сигнала, например, наличие крупных металлоконструкций и других магнитных помех».
Есть и такие примеры: многие крупные розничные сети стали оборудовать индукционными петлями все кассы, а не одну из десяти, как несколько лет назад.
Оказалось, это имеет финансовый смысл: примерно у 16% европейцев есть проблемы со слухом, и эти 119 млн человек оставляют в магазинах примерно 50 млрд евро в год. Хотя бы поэтому стоит обратить на них внимание!
Оборудованные катушками индуктивности слуховые аппараты, пожалуй, можно классифицировать как предтечу концепции BYOD (Bring Your Own Device, «всё своё ношу с собой»): пользователи могут просто подключиться к предоставляемой на месте услуге.
В пространствах для совместной работы и в помещениях для совещаний можно использовать индукционные контуры, однако чаще требуется несколько иная технология.
Индукционным петлям ещё предстоит стать столь же эффективными, как стандартный проводной аудиовход, к которому мы подключаем наушники. Есть шанс, что управляющий петлёй микрофон не сработает во время конфиденциальных бесед.
Надо искать другие решения. Например, в небольших помещениях микрофоны можно подключить к небольшим ИК или РЧ-передатчикам, связанным с приемником и небольшой надетой на шею индукционной петлёй, откуда сигнал поступает на обычный слуховой аппарат. Однако, чтобы быть эффективной, технология должна удовлетворять некоторым фундаментальным требованиям: транслировать аудио без задержки одновременно нескольким людям прямо на слуховые аппараты и кохлеарные имплантаты; быть доступной для любого лица, которому требуется, и быть простой в эксплуатации. Вот почему многие инновации считаются вспомогательным слуховым оборудованием и не обязательны для внедрения.
Между тем, развитие технологий привело к созданию целого ряда новых способов передачи звука в цифровом виде. Уже в работе мобильные приложения для приёма аудио по Wi-Fi или Bluetooth, хотя для их загрузки и запуска на месте нужно программное обеспечение, что не всегда удобно. Кроме того, пока они не отвечают двум важнейшим требованиям, поэтому только дополняют, а не заменяют индукционные контуры.
Во-первых, при передаче аудио через WiFi есть задержка, суммирующаяся с задержкой обработки на смартфоне. Это может дезориентировать слабослышащего, ведь при рассинхронизации трудно читать по губам. Во-вторых, по закону такая услуга должна быть доступна всем желающим, а не только тем, кто поставил на своем гаджете соответствующее ПО.
Тем не менее, эта «бизнес-вертикаль» потенциально выгодна для тех АВ-компаний, которые способны лоббировать, проектировать и инсталлировать системы вспомогательного прослушивания на основе индукционной петли и других новых технологий. При этом «непаханное поле» довольно широко: это и высшее образование, и учреждения культуры (театры, стадионы, мультиплексы) и правительственные организации, да и корпоративный сектор.
Ну, и напоследок: по данным Минздравсоцразвития, в России насчитывается около 200 тысяч инвалидов по слуху и слабослышащих граждан. «Есть инвалиды-колясочники, по которым видно, что у них действительно ограниченные возможности. А глухие в этом контексте выглядят полноценными, ведь и руки, и ноги есть», — говорит вице-президент Всероссийского общества глухих (ВОГ) Станислав Иванов в интервью корреспонденту «РИА Новости» Лейле Хамзиевой. По его мнению, здоровому человеку сложно понять проблемы, с которыми глухие сталкиваются ежедневно. «Нас не видно, но это не означает, что нам не нужна помощь, и что нас все устраивает», — отмечает Иванов.
Если все граждане равны перед Законом, давайте сделаем так, чтобы интересы инвалидов по слуху учитывались во всех общественных зданиях и службах, как это, пусть формально, сделано для инвалидов-колясочников. Не говоря уж о том, что для АВ-специалистов это неплохое приложением профессиональных сил.

Редакция благодарит Стива Монтгомери (Steve Montgomery) из английского InAVate за подготовку этой статьи.