Домой Избранное Крепко царство казною — обзор АВ-рынка государственных заказов

Крепко царство казною — обзор АВ-рынка государственных заказов

579
shutterstock_1007223451
Здание Европарламента в Страсбурге / SHUTTERSTOCK.COM

В редакционном обзоре с экспертами АВ-рынка InAVate выясняет, какие подводные камни встречаются на пути «государева служения» у АВ-интеграторов из разных стран.

Есть такая русская поговорка — «крепко царство казною». Действительно, государственные расходы можно (и, похоже, дОлжно) считать барометром экономического здоровья страны. Если налоги платятся исправно, а прибыль реинвестируется внутри страны, правительство волей-неволей участвует в этом «празднике жизни», вкладываясь в инфраструктуру. Бывает даже, остаются деньги на искусство и культуру… Но в трудные годы казна скудеет, инвестиции «тормозят», а подрядчикам приходится биться за каждую копейку. Жизнь при этом не останавливается: люди по-прежнему ходят на работу, продукция производится, парламенты издают законы, дети ходят в школу и проч. Вот только у чиновников, в чьих руках находится бюджет, возникает соблазн использовать на «затыкание дыр» международные инвестиции и займы, ранее выданные совсем на иные нужды. Да, всякое бывает. Но, тем не менее, хочется знать, как же без ущерба для своей деловой репутации и кошелька всё-таки «вписаться» в проектную деятельность на благо государства? Чтобы получить об этом более точное представление, редакция обратилась к представителям АВ-компаний, которые уже много лет выполняют государственные заказы в трёх разных странах региона EMEA.

Помимо родной России, компания-интегратор Polymedia успешно действует в Казахстане, Узбекистане и Азербайджане. Её генеральный директор Елена Владимировна Новикова говорит: «В любой стране, чтобы участвовать в правительственных проектах, нужно подать заявку в соответствии с местным законом о публичных закупках. Заявка должна быть хорошо подготовлена, а до этого обычно долго консультируются с заказчиком; иногда это дело затягивается на год и более. Но чем лучше компания подготовлена к участию в торгах, тем больше у неё шансов на победу».

«Смена правительства [в начале мая в России] замедлила процесс принятия решений в государственном секторе» — Елена Новикова, Polymedia

В Macom, немецкой консалтинговой АВ-компании, работающей по всей Германии, в Австрии, Швейцарии и Великобритании, госсектор описывают одним словом: «волокита». Представитель компании прокомментировал наши вопросы только в отношении ФРГ, поскольку Macom не работает с правительственными заказами в других странах. Йенс Шикке (Jens Schicke), директор берлинского филиала компании, говорит: «В Германии государственный сектор хорошо развит, но там действует огромное количество правил и ограничений, большинство из которых касаются прозрачности. Как консультанту вам постоянно приходится сталкиваться с администрацией и бюрократией. Процессы идут очень непросто, а оплата услуг не адекватна».

Тема бюрократии актуальна и для Египта, где на наши вопросы ответил Мохамед Аттия (Mohamed Attia), управляющий директор компании Egyptian Engineering Projects (Quality). «У нас в государственном секторе всё очень забюрократизировано и совсем не так хорошо организованно, как в частном секторе, — рассказывает он. — Деньги «ходят» не быстро, и реализация проектов, как правило, занимает больше времени».Однако даже если что-то долго тянется, проекты, которые можно заполучить в государственном секторе, того стоят. Г-н Аттия говорит, что положение его компании достаточно прочное, и он может запустить крупный проект, получив лишь небольшой аванс, но добавляет, что за шесть месяцев от начала проекта до ввода в эксплуатацию технологии могут устареть. В общественном ли, в частном ли секторе, главная цель египтянина — заполучить «значительные проекты», которые будут хорошим пополнением его портфолио.

«На рынке госзаказа в Германии действует огромное количество правил и ограничений, большинство из которых касаются прозрачности — Йенс Шикке, Mocom (Германия)

Г-н Шикке из Macom говорит, что его компания сосредоточилась на оснащении зданий, где «живут» организации государственного управления, такие как парламенты земель в Ганновере или Шверине, «потому что у них есть спрос на хорошее качество сигнала и звука». Между тем, АВ/ИТ-компании, работающие в государственном секторе и выполняющие проекты на деньги правительства, должны обладать экспертизой и компетенциями в самых разных областях, от оснащения офисов государственных учреждений и политических партий до больниц, школ, университетов, учреждений культуры, спортивных арен и залов суда. Список можно продолжать и, в зависимости от «страны проживания», включить в него практически любой вертикальный рынок.Однако государственные приоритеты меняются, так что компании, желающие заработать за счёт казны, должны быть готовы к флуктуациям требований заказчика.

Г-н Аттия, например, говорит: «В Египте основные бюджетные средства идут на инфраструктуру и мегапроекты, причём за пределами столицы, в новых городах — чтобы снять часть давления с объектов, которое расположены в густонаселенных мегаполисах, Каире и Александрии».

Елена Владимировна Новикова в этой связи отмечает, что «несколько лет назад в России действовали федеральные программы, что позволило реализовать крупные проекты в сфере образования». Однако ситуация меняется, и Новикова иллюстрирует нынешнее состояние «игры» следующим образом: «В России кризис длится уже третий год подряд. В государственном секторе денег всё меньше и меньше, и мы пытаемся переориентироваться на крупные проекты в корпоративном секторе. Кроме того, на рынке государственных проектов появились новые риски — после выборов меняется персонал госучреждений, а это чревато изменением приоритетов и требований к выполнению контрактов. Замены в составе правительства [в начале мая] также привели к замедлению процесса принятия решений в государственном секторе. С другой стороны, сейчас в России приоритет отдают цифровой экономике и всяческим цифровым преобразованиям, а это открывает перед ИТ- и АВ-компаниями определённые перспективы».

Г-жа Новикова отмечает ещё более активное стремление к цифровой экономике в Казахстане: «Здесь на уровне правительства обсуждается несколько проектов, связанных с оснащением диспетчерских и ситуационных центров, планируется использовать не только традиционные АВ-решения, но и аналитические системы на основе Big Data». Хотя Елена Владимировна отмечает общее «стремление к цифровизации», похоже, какого-то консенсуса по выбору приоритетных для госсектора технологий не существует. Слишком широк круг заинтересованных сторон…

«В Египте бюджет тратится на инфраструктуру и мегапроекты, причём за пределами столицы, в новых городах»Мохамед Аттия, Egyptian Engineering Projects (Египет)

 

«У нас в Германии какие-то проекты идут ни шатко, ни валко; в других, особенно для образования, виден прогресс. Вот, например, весьма перспективными считаются потоковые технологии, такие как AVB, и их принимают за образец», — говорит г-н Шикке.

«Какими бы ни были приоритеты конечных пользователей, с ними надо общаться, их надо консультировать — невзирая на то, что проекты в госсекторе проходят через «мелкое сито» подрядчиков, субподрядчиков и суперподрядчиков, причем АВ-интеграторы неизменно стоят в очереди последними, — рассуждает г-н Аттия. — Генеральный подрядчик знает, что мы являемся специализированной инжиниринговой компанией, у нам нишевый бизнес, — продолжает он. — Но генеральному подрядчику нет никакого дела, чего нам стоит грамотно «перевести» пожелания клиента, консультанта или архитектора на язык современных технических спецификаций. Мы и сами никогда не отказываемся заключать договоры, и, как минимум, требуем от генерального подрядчика связать нас напрямую с заказчиком».

Однако герр Шикке отмечает, что у него, как консультанта, не так много возможностей влиять на выбор технологий для государственных проектов. «В крупных немецких организациях, будь то частные или общественные, так много ограничений, условий и правил, что практически нет возможности попробовать что-то действительно новое из того, что мы могли бы посоветовать. Главное соображение начальства — «не рисковать». Между тем, в «проектах среднего класса» участвуют более креативные люди, которые, по словам Шикке «прислушиваются к советам АВ-консультантов, готовы экспериментировать и пробовать новое. Это особенно заметно в такое сфере, как рабочие пространства и конференц-зала, где новые технологии сильно помогают наладить сотрудничество», — говорит он.

Да, работа на государство, похоже, сопровождается разочарованиями и длинным-длинным списком условий. Уметь в них ориентироваться — как минимум очень разумно и в любом случае выгодно, ведь, кроме роста компетенций и разнообразия фирменного портфолио, участие в государственных проектах может быть неплохим «пиаром».

«Работа в государственном секторе, как правило, больше «на виду», она престижнее, чем в частном секторе, и способствует лучшему продвижению услуг и продукции вашей компании», — резюмирует Елена Новикова.

Редакция благодарит экспертов и Анну Митчелл (Anna Mitchell) из английского InAVate за подготовку этой статьи.